Сергей БУРЯКОВ, начальник Омской академии МВД РФ: «В академии вы, наверное, видели портреты 183 генералов, окончивших наше учебное заведение»

09.05.2022 10:40

За последние пять лет закрепляемость на службе выпускников Омской академии МВД составляет 93%. Это хороший результат. 

Недавно генерал-майору полиции, начальнику федерального государственного казенного образовательного учреждения ВО «Омская академия Министерства внутренних дел РФ» кандидату политических наук Сергею БУРЯКОВУ исполнилось 50 лет. Обозреватель «Коммерческих Вестей» Анастасия ИЛЬЧЕНКО встретилась с ним и узнала, кто сегодня учится в академии, на каких условиях и где будет строиться новое общежитие для курсантов.

– Сергей Константинович, поздравляю вас с прошедшим юбилеем! Вы ведь изначально учились на педагога, а как попали в систему подготовки кадров для МВД?

– Мое детство прошло в счастливое советское время. Старший брат был учителем музыки, еще в детстве научил меня играть на фортепиано, поэтому я с большим желанием пошел учиться в музыкальную школу. Правда, родители решили, что одного музыканта в семье достаточно, и предложили мне рассмотреть другие направления в жизни. Позже научился играть на гитаре, с ребятами одноклассниками создали свой вокально-инструментальный ансамбль. Так музыка и осталась моим хобби. В школе активно занимался общественной работой, командовал школьным отрядом «Зарница», возглавлял комсомольскую организацию. В конце обучения увлекся физикой и решил поступать в педагогический институт. Кстати, с супругой в школе мы учились в одном классе и затем поступили в один вуз: она на учителя русского языка и литературы, я – на физмат. После окончания института меня призвали в Вооруженные силы. Думаю, именно служба в армии повлияла на то, что в итоге я выбрал «офицерские погоны». После демобилизации оказался на собеседовании в Астраханской специальной средней школе милиции – именитом учебном заведении по подготовке оперов и участковых на юге страны, где и остался служить. Моими первыми учителями там стали люди, которые для нас – молодых офицеров – были не просто руководителями, у каждого из них за плечами десятки лет практической работы в органах. Возможно, благодаря им впоследствии состоялась и моя служба в органах внутренних дел.

– Вы продолжили образование?

– Да, в первый же год службы завершил обучение в экстернате для слушателей, имеющих высшее неюридическое образование. Со временем поступил в Академию управления МВД России, которую окончил в 2010 году.

– Вы ведь и кандидатскую диссертацию защитили?

– Идеи будущей научной работы зародились еще в период учебы в академии, но активно приступил к написанию после ее окончания. В итоге в декабре 2013 года защитил кандидатскую диссертацию по политологии. И если изначально мое исследование происходило в области теории профессионального образования, то, после того как я познакомился с будущим научным руководителем – доктором политических наук, профессором Рафиком Хамматовичем УСМАНОВЫМ, тема модернизации российского образования отлично вписалась в контекст политических наук.

– Модернизация образования – тема сложная, особенно применительно к системе МВД.

– В научной работе этот аспект затрагивал все сферы российского образования. В тот момент я работал в должности начальника Астраханского суворовского военного училища МВД, и процессы реформирования образования (особенно школьного), которые начали активно происходить с начала 2000-х годов, меня безусловно, волновали. Болонский процесс, переход на новую систему образования, ЕГЭ – критика подобных новаций в моем научном исследовании, конечно, прозвучала. И, как мы видим, сегодня данная проблематика также является актуальной. Думаю, со временем мы вернемся к идеям советской школы образования, где качество было выше. Подготовка современного школьника 11 класса зачастую превращается в систему натаскивания на решение тестов единого государственного экзамена. А вот реальные знания истории, обществознания (применительно для поступающих в вузы системы МВД), по мнению преподавателей академии, оставляют желать лучшего. Первокурсники, как правило, неплохо «разгадывают» тесты, но многие зажаты, закрепощены в общении, не всегда способны выражать свои мысли и эмоции, а ведь умение общаться, располагать к себе людей – это одна из задач современного полицейского. Приходится переучивать, развивать в ребятах эти качества.

– Вы работали в нескольких учебных заведениях, в том числе в суворовском военном училище. Какая работа была вам ближе к душе?

– Думаю, по духу именно суворовское. Именно там уже за короткое время возможно увидеть «обратную связь» с воспитанниками. Это возраст, когда дети впитывают знания, умения, копируют своих наставников, стараются быть на них похожими. Как правило, за три года обучения из мальчиков вырастали настоящие мужчины, осознанно понимающие специфику выбранной ими будущей профессии полицейского. Именно годы учебы в подобных образовательных учреждениях формируют задел на всю оставшуюся жизнь. Помню, наши ребята, гуляя по набережной, увидели, как тонет человек, бросились спасать и вытащили его из ледяной воды. Губернатор тогда наградил этих ребят. И подобных примеров за мои годы работы в училище было много. Такое поведение молодых ребят говорит о многом. Кто-то считает, что время, проведенное в суворовском или кадетском училище, – это потеря детства. Но на деле наши выпускники часто вспоминают своих первых учителей и отмечают, что самостоятельное преодоление трудностей во многом сформировало их личности. Я в свое время предлагал сыну поступить в суворовское училище, но он отказался и выбрал медицинское образование. Думаю, хорошо, если ребенок в столь юном возрасте уже может определиться, чего хочет, и сказать «нет» родителям, а те способны его услышать. Сейчас сын учится в ординатуре ОмГМУ и работает в Омске.

– А ваша дочь пойдет по стопам отца?

– Она учится в 9 классе и скорее хочет пойти по стопам старшего брата – стать медиком. Можно сказать, что дочь стремится проявить самостоятельность в выборе своей будущей профессии. Говорят, что сейчас молодежь дольше взрослеет, но вряд ли это можно отнести к моим детям (смеется). Вероятно, их закалили постоянные переезды к моим новым местам службы. В каждом новом городе появляются новые друзья, знакомства. В таких условиях взросление происходит гораздо быстрее.

– У ваших студентов такая же четкая мотивация, как у вашей дочери? По каким причинам они приходят в Академию МВД?

– Бывает по-разному. Не могу сказать, что вся молодежь, которая к нам поступает, на 100% мотивирована и психологически готова к службе в органах. Но полагаю, это нормально. Кто-то идет по стопам родителей, кого-то прельщает романтика полицейской службы. Перед поступлением происходит серьезный отбор кандидатов – и психологический, и медицинский. Только после этого они допускаются до сдачи вступительных испытаний.

– Что представляют собой вступительные испытания? Результаты ЕГЭ у вас не действительны?

– На самом деле отбор абитуриентов проводят территориальные органы внутренних дел. Они фактически сами отбирают будущих кандидатов на службу, проводят психологическое тестирование и полиграф, медицинский отбор, посещают место жительства, изучают, как они ведут себя в школе, их увлечения. Формируются материалы личного дела кандидата, после чего их направляют к нам. Приемная комиссия в процессе вступительных испытаний проводит конкурсный отбор, после чего принимается решение о зачислении. При проведении вступительных испытаний учитываются баллы ЕГЭ по русскому языку и обществознанию. Непосредственно в академии юноши и девушки проходят дополнительные испытания по русскому языку и физической подготовке.

– Вы говорите про бюджетников?

– О них. Другие категории абитуриентов к нам не поступают. В образовательных организациях системы МВД внебюджетная деятельность не осуществляется. Поэтому прием ведется только на бюджетные места. Контрольные цифры приема утверждает министр внутренних дел, исходя из заявок, которые формируют территориальные органы. Как правило, на одно приемное место должно быть не менее двух кандидатов, но в Омской академии конкурс гораздо выше.

– Как коррелируется эта система с дефицитом кадров в органах МВД, про который сегодня часто говорят?

– С момента своего создания Министерство внутренних дел всегда являлось самой крупной правоохранительной структурой российского государства. На современном этапе министерство, органы внутренних дел реформировались. В ходе реформ менялось законодательство, определяющее деятельность полиции. Последняя реформа 2011 года ознаменовалась принятием Федерального закона «О полиции» (отдельные положения, кстати, формулировались и ведущими учеными Омской академии МВД России). Основная идея этого документа, определяющего цели и задачи полиции, заложена в повышении уровня профессионализма действующих сотрудников полиции. Были повышены и квалификационные требования к уровню подготовки полицейских. Теперь в основных службах полиции (оперативных, следственных, органах дознания и др.) имеют право служить только специалисты с высшим профессиональным образованием. Это позволило существенным образом оптимизировать структуру МВД. Предполагалось, что меньшее количество более подготовленных сотрудников будет работать с большей нагрузкой и отдачей.

Сегодня в России действуют около 30 организаций общего и высшего образования системы МВД, включая их филиалы. Подготовка осуществляется по очной и заочной формам обучения, которые в целом реализуют потребность в кадрах основных служб полиции. На службу в полицию приходят и специалисты с юридическим образованием, окончившие гражданские вузы. Они, как правило, назначаются во вспомогательные службы, обеспечивающие деятельность полиции. Говоря о причинах оттока кадров, нужно помнить об увеличении нагрузки на основные службы, особенно следствие. Однако Омская область здесь не в числе отстающих. Во-первых, ежегодно академия восполняет дефицит необходимых кадров, во-вторых, уровень некомплекта в регионе не превышает 5-7% ежегодно, что позволяет выполнять поставленные задачи на высоком уровне.

– Абитуриенты, которые приходят к вам от территориальных органов, имеют целевые направления? Они обязаны вернуться на работу в структуру, которая их рекомендовала?

– Конечно, это было заложено в основах подготовки кадров для органов внутренних дел еще несколько десятилетий назад и остается неизменным. Поэтому вопрос трудоустройства для наших курсантов и слушателей решен с момента их поступления в образовательную организацию. Омская академия МВД осуществляет подготовку кадров по очной форме обучения – для 21 региона Сибири и частично Дальнего Востока, по заочной – список субъектов Федерации чуть шире. Повышение квалификации и переподготовку сотрудников мы проводим для всех территорий РФ.

– Какой штраф накладывается на выпускника, который не хочет работать в полиции?

– Штрафом это назвать нельзя. Согласно контракту, который заключается при поступлении в академию с руководителем территориального органа, выпускник обязан отработать после окончания вуза не менее пяти лет. Если будет уволен по личной инициативе или из-за нарушений условий контракта, то должен выплатить сумму, соответствующую затратам, которые понесло государство на его обучение. На сегодняшний день она составляет чуть более 900 тыс. рублей.

– Часто такие случаи бывают?

– Задача образовательного учреждения – не только подготовить специалиста и выпустить его, мы еще и сопровождаем нашего выпускника в течение первого года его профессиональной деятельности, чтобы где-то поддержать, подсказать, подучить. И за последние пять лет закрепляемость на службе выпускников Омской академии МВД составляет 93%. Это хороший результат.

– Вы работаете на 21 регион. Правильно я понимаю, что нельзя поступать куда хочешь, что все уже определено?

– Совершенно верно. Но последние десять лет мы с разрешения учредителя отработали практику поступления в вузы по прямому набору. В этом случае любой желающий, выбирая будущую специальность, имеет право напрямую обратиться в академию (либо другую образовательную организацию МВД) из субъекта России, который не является комплектующим. Рассматривая такое заявление, мы сами изучаем и формируем личное дело абитуриента. Но после окончания вуза такой выпускник может быть направлен в любой регион России, где требуется специалист его профиля. Решение принимает руководство министерства. Исключение составляют слушатели, окончившие образовательное учреждение с отличием. Они обладают правом выбора будущего места службы.

– Какое количество студентов сегодня обучается в академии?

– Ежегодно мы набираем более 400 курсантов и слушателей по очной и заочной формам обучения. Всего в академии действуют четыре факультета: два очных (подготовки сотрудников полиции и следственный), один – заочной формы обучения и повышения квалификации. И еще есть факультет профессиональной подготовки. Факультет подготовки сотрудников полиции является профильным. Академия осуществляет подготовку специалистов по профилю оперуполномоченный уголовного розыска. На него в основном поступают юноши, на следственный – девушки. Как правило, конкурс выше на следственном, но это связано и с более высокими требованиями к поступающим. Кстати, будущие руководители полиции, как правило, вырастают из выпускников оперативного профиля.

– Финансирование академии зависит от набора абитуриентов?

– От многих факторов. С точки зрения денежного довольствия оно учитывает штатную численность постоянного и переменного состава, количество планируемых служебных командировок, планы набора обучающихся, которые могут варьироваться. Что касается вопросов жизнеобеспечения, капитального и текущего ремонта, строительства, то финансирование поступает по отдельным статьям. Так, например, в 2022 году академии выделены дополнительные средства на строительство нового объекта – общежития, которое планируется возвести на основной территории академии.

– А сейчас общежития у академии есть?

– Да, курсанты и слушатели проживают в общежитиях, расположенных практически на всех площадках академии. Однако потребность в новом есть и мы стремимся максимально ее реализовать. К сожалению, в настоящий момент старшекурсники вынуждены снимать жилье за пределами академии.

– Речь об иногородних? А курсанты-омичи могут жить дома?

– На первом курсе, как правило, все проживают в общежитии на территории академии, включая омичей. Это позволяет максимально сплотить курсантские коллективы. Они привыкают вместе не только учиться, но и организовывать собственный быт, досуг, находить общие интересы. Для первого курса это обязательно.

– Сколько всего у вас в Омске локаций?

– Академия на праве оперативного управления использует в образовательном процессе несколько площадок, расположенных в Омске, на которых находятся основные факультеты. Также у нас за пределами Омска есть загородная спортивная база.

– Коронавирус внес изменения в вашу деятельность?

– Действительно, пандемия сильно повлияла на работу учреждения, и не только нашего. В 2020 году нам пришлось активно менять подходы к организации образовательного процесса. В период вспышек заболеваний в городе по рекомендации оперативного штаба по противодействию коронавирусной инфекции в Омской области и с разрешения руководства министерства активно начал применяться дистанционный формат обучения. Благодаря своевременной вакцинации и поддержанию высокого уровня коллективного иммунитета мы смогли достаточно безболезненно пройти пандемию и вернуться к очному формату обучения.

– Сергей Константинович, у вас учатся и иностранцы. На каком основании вы их принимаете?

– Обучение иностранных граждан определяется достигнутыми соглашениями о подготовке специалистов между МВД России и подобными министерствами государств, откуда направляются абитуриенты. В последние годы на постоянной основе к нам поступают ребята из Казахстана, Киргизии, Туркмении, Узбекистана, Азербайджана и ряда других стран. Кроме того, у нас обучаются курсанты и слушатели из Монгольской Республики. Кстати, они, несмотря на языковые сложности в первый период обучения, достаточно активно проявляют себя, в том числе в научной сфере – защищают диссертационные исследования. Хотел бы отметить, что уровень подготовки иностранных специалистов высок. Дипломы об окончании Омской академии МВД на территории данных государств признаются и являются показателем высокого качества образования. Естественно, подготовку иностранцев мы осуществляем с учетом специфики законодательства их стран, но обучение происходит полностью на русском языке.

– Они приезжают уже с навыками русской речи?

– Обязательно. Еще до приезда проверяется знание языка, которое мы потом закрепляем. Иностранцы обучаются совместно с нашими ребятами, чтобы быстрее социализировались, учились общаться и разговаривать, тем самым эффективнее осваивали учебные программы.

– Какой процент иностранных студентов у вас учится?

– Сейчас около 10%.

– Существуют льготы при поступлении в академию?

– Они определяются Федеральным законом «Об образовании в РФ» и нормативными правовыми актами МВД России. В первую очередь льготники – это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Им министерство определяет квоту для поступления. Таким образом, они поступают в вуз вне конкурса, главное – сдать экзамены и получить минимальные баллы. Также преимущественным правом при зачислении пользуются выпускники специализированных классов, кадетских корпусов, суворовских военных училищ МВД России.

– У вас учатся и девушки. Удается ли вашим выпускницам занимать высокие должности или это больше характерно для курсантов-мужчин?

– Мы отслеживаем карьеры наших выпускников. В академии вы, наверное, видели портреты 183 генералов, окончивших наше учебное заведение. Помимо достижений в милицейской карьере, выпускники академии становились и известными государственными деятелями. В качестве примера достаточно привести фамилии таких известных руководителей, как бывший министр внутренних дел России, Герой России, Владимир Борисович РУШАЙЛО. Это и бывшие заместители министра внутренних дел Игорь Викторович АЛЕШИН, Александр Михайлович СМИРНЫЙ. Валентин Семенович ЧЕРНЯВСКИЙ. Последний когда-то возглавлял первый в стране Судебный департамент на правах федерального министра. Академия гордится своими выпускниками, которые стали ведущими учеными-юристами. Среди них более 60 докторов наук, свыше 370 кандидатов наук.

Наши выпускники-девушки в большей степени состоялись как ученые. Некоторые защитили кандидатские и докторские диссертации и в настоящее время продолжают работать на руководящих должностях не только у нас в академии, но и в других вузах министерства.

– А студентов, продолжающих династии, много?

– По самым скромным подсчетам, четвертая часть. Думаю, это вполне понятно. Несмотря на трудности службы в полиции, в семьях сотрудников часто формируются профессиональные династии, где родители являются не просто примером, а главным авторитетом в жизни молодых юношей и девушек. Поэтому профессиональный выбор детей в таких семьях вполне понятен.

– Сегодня много говорят о киберпреступлениях, о том, что они практически не раскрываются. У вас есть сотрудники, способные обучать курсантов борьбе с таким видом преступности?

– Общество развивается, и преступность приходит и в сферу информационных технологий. Сегодня система МВД активно реагирует на изменяющиеся угрозы, в том числе и мы. Изменяем учебные планы, вносим новые дисциплины, например, за последние три года мы ввели в учебные планы подготовки такие новые учебные дисциплины, как «Криминальная среда», «Современные информационные технологии», «Профессиональные информационные системы», «Информационно-аналитическое обеспечение оперативно-розыскной деятельности». Сейчас рассматриваем вопрос о введении еще одной новой дисциплины – «Киберкриминология». Мы разработали, запатентовали и внедрили в учебный процесс такие интерактивные дидактические комплексы, которые основываются на материалах конкретных уголовных дел, в том числе по киберпреступности. Безусловно, без подготовки высококвалифицированного преподавательского состава мы в этой сфере обойтись не можем. Поэтому активно стажируем своих преподавателей в практических органах, повышаем их квалификацию. Приглашаем к нам на работу тех, кто имеет большой практический опыт информационно-аналитической деятельности, противодействия киберпреступности.

– Если бы вы не были тем, кем являетесь, какую бы профессию выбрали?

– Сложно об этом рассуждать. Однажды я выбрал профессию учителя и, несмотря на то, что сегодня занимаюсь руководящей работой, фактически в душе остаюсь педагогом. В дальнейшей жизни, думаю, буду продолжать заниматься научно-педагогической деятельностью.

– Помимо работы хорошо иметь хобби. Есть ли оно у вас?

– Да, есть. Увлечения мои связаны с рыбалкой, охотой. В Астрахани активно увлекался подводной охотой. Занимаюсь с коллегами физкультурой и спортом. В академии организовали спартакиаду по различным видам спорта не только среди курсантов, но и среди сотрудников из числа постоянного состава. Команда руководства академии успешно соревнуется в рамках спартакиады с более молодыми сотрудниками. Вот сейчас, например, у нас в академии проходит турнир по волейболу. Увлечение музыкой тоже не оставляю – иногда играю на фортепиано, на гитаре, пою.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 20 апреля 2022 года.

За последние пять лет закрепляемость на службе выпускников Омской академии МВД составляет 93%. Это хороший результат. 

Источник


2022 © Читайте другие новости: Свежие новости - Омск
Материалы из общедоступных источников, ссылки на источники предоставлены.